Русская музыка

Картинки по запросу статья о Русской музыке 1-ый российский музыкальный авангард не имел настолько точной оформленности Русская музыка, как литературный или же красочный авангард такого времени, но достаточно нередко к нему, как и к появлениям в параллельных искусствах, используется термин «футуризм». В русле сего перемещения возможно именовать этих композиторов, как Н.А.Рославец, И.А.Вышнеградский, Н.Б.Обухов, А.С.Лурье, А.М.Авраамов, И.Шиллингер (а еще, вполне вероятно, Е.Голышев, А.В.Мосолов и др.); кое-какие названные выше артисты впоследствии революции покинули Российскую Федерацию и продолжали – как правило, в безвестности – развивать собственные новации в иных государствах (во Франции – Вышнеградский, Обухов, Лурье; в USA – Лурье, Шиллингер); остававшиеся в стране (Рославец, Авраамов, а еще их младшие коллеги) обязаны были с начала 1930-х годов заменить ориентацию и загореться другими обликами музыкальной работы.
Ученые что, собственно что ранешний музыкальный авангард – появление «неочевидное», очень неоднородное и оставившее относительно не достаточно оформленных музыкальных опусов. Ключевым тут был разведка некоего «нового мирослышания», «звукового миросозерцания», который отражался как в музыкальной ткани, например и в литературных манифестах (например, заметка Н.Кульбина Свободная музыка, манифесты М.Матюшина К управлению свежих делений тона, Лурье К музыке высочайшего хроматизма, Авраамова Универсальная система тонов; большие абстрактные трактаты Обухова и Вышнеградского и т.д.) и в «артефактах», каковы, к примеру, 1-ая футуристическая опера Победа над солнцем Крученых – Матюшина – Малевича – Хлебникова (1914) или же Симфония гудков Авраамова (1922, «действо» фабричных гудков, проведенное в различных городках для дизайна торжественных дат революционного календаря).
В русле «нового мирослышания» переосмысливались почти все главные Узбекская музыка – звук, звуковысотная система, тембр, гармоника и т.д. Практически все ранешние авангардисты например или же по другому промышляли обновлением классической системы темперирования и изобретали свежие системы разделения тонов (из их самой реальной была четвертитоновая, но являлись и различные другие; более глубоко промышлял данным до конца собственных дней Вышнеградский). В связи с обновлением темперации («освобождением звука») вставал вопрос о новеньком отношении к звуку, о «новой сонорности». В эталоне футуристы рвались к изобретению свежих инструментов или же приборов, надлежащих этому раскладу: тут имеет возможность быть назван известный терменвокс (первый в вселенской практике электроакустический инструмент, построенный инженером Л.С.Терменом и предполагающий всевозможные микроградации звука), а еще электроакустические инструменты Обухова «Эфир» и «Кристалл», предвосхищающие больше знакомую, но построенные позднее французские «волны Мартено» или же «Croix sonore», смычковый полихорд Авраамова и т.д. Эти инструменты выделяли принципно свежую сонорику, но настолько же нередко предпринимались поползновения «усовершенствовать» классические фортепиано, орган и т.д., использовать свежие способы игры на их (а еще объединить по-всякому настроенные классические инструменты – к примеру, 2 фортепиано, настроенные с различием в четверть тона). В довольно знакомом в свое время опусе Мосолова Завод. Музыка машин (1928) звуковая вид работающих устройств ярко рисуется способами обычного оркестра
Подробности тут marvarid.net